Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 27.10 69.55 -0.5819
EUR 27.10 80.70 -1.0399
Архив номеров

Их помнит мир спасенный

2015-08-27

В эти дни отмечается 72-летие завершения Курской битвы. Это сражение навсегда вошло в историю не только Великой Отечественной войны, но и всех мировых битв, когда-либо происходивших в истории человечества. Для нас, россиян, оно памятно особо, потому что там проливали кровь наши предки-соотечественники, не жалея себя, свои жизни ради того, чтобы остановить врага, намеревавшегося захватить родную землю. Мы уже достаточно много знаем об этой битве, и тем не менее ещё раз обратимся к статистике, приведённой во многих военных источниках: «Курская битва, подобно сражениям под Москвой и Сталинградом, отличалась большим размахом и направленностью. В ней с обеих сторон участвовало более 4 млн человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, 13,2 тысячи танков и самоходных установок, до 12 тысяч боевых самолетов». Вспомним классика:

 «Земля тряслась - как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой...»

 Это век ХIХ, Бородино. В веке ХХ, во время Великой Отечественной, всё это выглядело гораздо страшнее, кровавее, смертельнее, потому что к людям, коням и орудиям добавились ещё танки, бомбардировщики, гаубицы, другие смертоносные виды вооружения. Они-то и создавали ад кромешный на месте сражения. Кстати, кони там, на Курской дуге, тоже были. Они играли в Красной армии роль тягловой силы, помогая бойцам справляться с тяжелыми пушками и артиллерийскими установками. Но они же требовали и необходимого ухода. Лучше других за ними ухаживали солдаты с крестьянской сноровкой. Был среди них и солдат Иван Федотович Зайков, отец Павла Ивановича Зайкова. О нём в семье Зайковых не забывали никогда и помнят до сих пор…

 1941-й: начало. Отец уходит на фронт

 Жили в семье Зайковых небогато. Да и откуда взяться достатку: в их крестьянской семье было четверо детей, всех обуть, одеть, накормить надо. Хорошо, что отец был человек мастеровой, за что не возьмётся – всё у него ладится. Так и жили не тужили, собирали урожай с огорода, держали скот, продавали мясо. В воскресенье, 22 июня 1941 года, отец с двумя сыновьями как обычно поехал в Сормово на рынок торговать мясом. Оживлённый рыночный людской говор раннего утра был нарушен громким и взволнованным левитановским голосом по громкоговорителю, установленному на одном из людных мест: «Сегодня, 22 июня, в четыре часа утра, без объявления войны…» Война! Зайковы поначалу растерялись даже: а мясо как же? Но по разнёсшимся вслед за извещением по громкоговорителю женским крикам и плачам, которые словно одной жалобной нотой повисли над городским рынком, стало сразу ясно – не до мяса теперь никому, мужей и отцов скоро призовут на фронт…

В августе 41-го на большом пароходе, отплывшем от пристани Чкаловска в направлении Горького, находились мобилизованные сельчане из окрестных сёл, среди них - тридцатидевятилетний Иван Федотович Зайков. Пароход был полон. Последний раз видели своего отца в живых дети, а жена Евдокия Фёдоровна успела съездить к нему повидаться на призывной пункт в Горький перед отправкой на фронт. Каким-то образом даже сумела сфотографироваться с мужем (этот снимок бережно хранится в домашнем альбоме Зайковых - см. фото). После этого следы фронтовика канули, и лишь спустя пять месяцев от него пришло семье первое и, как потом оказалось, единственное письмо. В нём как раз и описывает солдат Иван Зайков свою службу, что держат они оборону под Курском, что ему помимо солдатских обязанностей доверили содержание лошадей, и что враг ожесточённо наступает и безжалостно сжигает на своём пути деревни и сёла, и люди умирают без числа, и трупами солдат усеяны поля сражения. И ещё пишет, что отправил домой несколько писем, но не получил ответа ни на одно. Видно, трудно было вырваться из фашистского кольца в конце 41-го – начале 42-го годов армейской почте. Но вот одно последнее письмо всё же дошло до сельской нижегородской глубинки! И оно тоже, как и совместная фотография Ивана Федотовича и Евдокии Фёдоровны накануне его отправки на фронт, как зеница ока хранится в семье Зайковых: сложенные в треугольник пожелтелые листы бумаги с убористым почерком. Ценность же их в том, что писал солдат письмо домой «сквозь грохот канонады» и не надеялся, что дойдёт оно, как не надеялся и на то, что завтра останется в живых…

Фотография и письмо – вот всё, что оставалось до недавней поры от ушедшего на фронт Великой Отечественной войны и пропавшего без вести на Курской дуге отца у сына Павла Ивановича, его семьи. Никаких надежд на местонахождение гибели фронтовика, его могилы. Да и какие могли сохраниться надежды в том месиве людей и металла, оставшемся на месте кровопролитной битвы! Подводя же черту под ней, приведём слова маршала Г.К. Жукова: «Битва в районе Курска, Орла и Белгорода является одним из величайших сражений Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом. Здесь были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана в немецкой армии и народе вера в гитлеровское фашистское руководство и в способность Германии противостоять все возрастающему могуществу Советского Союза».

 Следы находятся

 В жизни Павла Ивановича все сложилось, как положено: у него замечательная и внимательная жена, с которой они прожили вместе вот уже более 60 лет, две дочери, получившие высшее музыкальное образование, внуки, один из которых, Иван, окончил факультет международных отношений университета им. Н.И. Лобачевского и получил направление на работу в МИД. Освоив арабский язык, он теперь сопровождает первых лиц российского государства в их визитах на Ближний Восток. Сорок лет трудовой жизни отдал Павел Иванович работе на Горьковской (Нижегородской) ГЭС, за что удостоился высокой правительственной награды. Сейчас ему 87 и совсем недавно, в мае, он и его жена Антонина Павловна были удостоены чести быть приглашёнными в Городец на встречу с губернатором Нижегородской области Шанцевым, во время которой Валерий Павлинович лично вручил им юбилейные медали «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Но мысль о погибшем на войне отце (об оставшихся после него в семье реликвиях мы уже рассказали выше) никогда не покидала Павла Ивановича. Хотелось до конца выяснить, что скрывалось за строчками пришедшей в феврале 1942 года в дом Зайковых похоронке. И тут в дело опять вмешался его величество случай, который словно прячется за чередой лет до поры до времени, а потом награждает самых упорных и самых настойчивых долгожданным известием. Так случилось и в семье Зайковых семнадцать лет назад, в 1997 году. В ту пору жена Антонина Павловна с должности заведующей детским садом ушла на заслуженный отдых, но не такова активная энергичная женщина, чтобы отойти в тень, заняться неприхотливым домашним хозяйством. С новым энтузиазмом взялась она за выполнение ответственного поручения - возглавила совет ветеранов работников дошкольных учреждений, входивших в те годы в состав Заволжского моторного завода. И здесь ей повезло. Она познакомилась с замечательным человеком – Александром Ивановичем Мироновым, руководившим тогда советом ветеранов города Заволжья, бывшим фронтовиком. Общались, неоднократно беседовали, заходила речь и о Великой Отечественной войне, поведала Антонина Павловна и о том, что отец её мужа погиб при сражении на Курской дуге. В один из дней 1997 года преподнёс Александр Иванович семье Зайковых тронувший их до глубины души подарок – книгу. Но не простую, а Книгу памяти нижегородцев, погибших на фронтах Великой Отечественной, том 13 (издавалась такая в 1995 году в честь 50-летия Великой Победы). В ней были перечислены фамилии всех фронтовиков, которые были призваны из Чкаловского района, сложили свои головы в бою с фашистскими захватчиками, и места захоронения которых известны. На странице 136 книги Павел Иванович и Антонина Павловна с замиранием сердца прочитали: «Зайков Иван Федотович, 1902, погиб в бою 15 февраля 1942 года, похоронен в братской могиле с. Красное Прохоровского района Белгородской области». Ещё одна весточка о погибшем родственнике прилетела из необъятного российского далёка!

А далее жизнь делает совсем уже невероятный зигзаг: племянница Павла Ивановича и, соответственно, внучка погибшего фронтовика Ивана Федотовича Зайкова Любовь Геннадьевна после долголетнего проживания её семьи на севере страны, в городе Инта, что за полярным кругом, получила право в дальнейшем проживать в любом городе России на выбор. Их семейный выбор пал на Белгород. Волею судеб им предстояло жить в тех местах, где когда-то с почестью был похоронен её дед, отдавший свою жизнь за свободу Родины. Как в сложной, запутанной головоломке, всё в конечном счёте стало на свои места: известно место захоронения отца-фронтовика, туда переехали жить родственники. Таким случаем нельзя было не воспользоваться!

 На могиле деда и прадеда

 Но не сыну и снохе суждено было навестить могилу отца и свёкра, как они не рвались туда. Видимо, один нужный кубик в жизненной головоломке всё же складываться не хотел.

Что тому виной? Во многом преждевременная смерть родного брата Павла Ивановича Петра, который, удивитесь, был старше его на… 11 месяцев (!). Тот был призван в армию в апреле 1945 года, на фронт, конечно, не попал, но решил связать свою жизнь с армией, стал кадровым военным, служил в кремлёвской комендатуре. В начале 2000-х его не стало. Поездка двух сыновей на могилу отца уже стала невозможной. Скоро и здоровье самого Павла Ивановича было подорвано. Годы, с которыми может быть и становишься мудрее, но и беззащитнее перед наступающей старостью. Дальняя поездка всё более отодвигалась и отодвигалась во времени, о чём Павел Иванович с горечью сообщал своей жене.

Но то, что так и не удалось сыну, получилось у внучки и правнука. В октябре 2012 года дочь Зайковых Татьяна и внук Иван, тот самый, работающий дипломатом (назван в честь прадеда), всё же побывали на братской могиле, в которой был захоронен их предок. Погостив пару дней у родни в Белгороде, они отправились в Прохоровский район. Там без труда добрались до села Красное. И вот они наконец на святом для них месте: здесь покоятся останки их предка, солдата Великой Отечественной войны, павшего от руки безжалостного врага, рядового Ивана Федотовича Зайкова. На могильной плите перечислены фамилии отважных бойцов – их сотни, среди них и родная фамилия. Она занесена также на памятную доску в храме святых апостолов Петра и Павла в посёлке Прохоровка. Долгожданное свершилось! И сколько потом было радостных и волнительных мгновений уже в заволжской квартире Зайковых, когда вернувшиеся из Белгорода рассказывали, что видели и чувствовали, находясь рядом с братской могилой, путь до которой оказался так не близок, длиною почти в 70 лет. И новая реликвия появилась в семейном альбоме семьи Зайковых – фотография с места захоронения И.Ф. Зайкова.

Так на примере этой семьи в точности исполнилась чеканная на века фраза – «Никто не забыт, ничто не забыто!»

Анатолий Рисинец, фото из архива семьи Зайковых

Зайковы: Иван Федотович и Евдокия Федоровна,

фото 1941 года

2710

Оставить сообщение:

ВсеОбъявления
Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom